пятница, 28 февраля 2014 г.

Как уничтожали сельское хозяйство


zabrochennoe pole
ВНОВЬ НЕЙМЕТСЯ ГОСПОДАМ
(Михаил Шаров. "Наш современник." №7, 2000)

"Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты," - по этой народной мудрости мы судим о человеке. Сегодня впору вводить в наш лексикон иную, но аналогичную по смыслу поговорку: "Скажи, как ты относишься к торговле землей, и я скажу, кто ты".
КТО ПОЕДЕТ В ЛЕБЕДЯНКУ

        В начале 1991 года я опубликовал в "Сельской жизни" цикл писем, посвя-щенных новациям той поры в аграрной сфере. Одна из статей называлась "Кто поедет в Лебедянку?". Речь в ней шла о горькой доле родной деревушки, затерявшейся в лесах на границе Мордовии и Пензенской области. На момент публикации селеньица как такового уже не существовало - беспощадный каток "неперспективности" стер деревню о семнадцати дворах с лица земли еще в начале 80-х. Лишенная хозяина и работника, обделенная плугом, вмиг захирела и сама земля. А поскольку в определенных кругах уже вынашивалась химера о том, что только фермер накормит страну, я высказал предположение, что вряд ли какой-либо первопроходец отважится начинать новое дело в местах, удаленных от современных коммуникаций и рынков сбыта сельхозпродукции, хотя условия для фермерства в Лебедянке были просто идеальные.

        Участь запустения, одичания, как я считал, ожидает и другие подобные земли. Но я и в мыслях не допускал, что этот процесс примет такие масштабы, что сегодня впору говорить уже не о деградации отдельно взятой местности или участка пашни, а всего российского поля. Виной тому, в данном случае, является, конечно, не столько реализация пресловутой теории о неперспективности малых сел и деревень, сколько глубоко ошибочная и беспардонно навязанная либерал-демократами модель аграрных реформ. Реформ, по целям и по содержанию, антикрестьянских, антинародных, антигосударственных. Чтобы понять, в какую ловушку нас завели Гайдар и К", чтобы зримо представить, в какую яму они опустили нашего кормильца, придется обратиться к языку цифр.

  Но если мы, едоки, еще не положили окончательно зубы на полку, то само сельское хозяйство уже давно на голодном пайке - дикий диспаритет цен на продукцию села и на товары для села (вот вам и союз Серпа и Молота!) привел к катастрофическому снижению технической оснащенности деревни, деиндуст-риализации производства, возвращению к сохе и лопате. Тут цифры уже не пугают, а убивают наповал: если в 1990 году сельхозпредприятия имели возможность приобрести без малого 150 тысяч тракторов, то в прошлом году только 5,9 тысячи, грузовых автомобилей соответственно 146,5 тысячи и одну тысячу, зерноуборочных комбайнов - 42,5 и 3,5 тысячи. Что же касается так называемого сельхозинвентаря, то как-то даже неудобно называть конкретные факты и цифры: за прошлый год через Агроснаб крестьянство смогло купить аж... 730 дисковых борон, около полуторы тысячи сеялок и 690 плугов. Это на 125-то миллионов гектаров пашни!

 Не трудно, наверное, подсчитать, сколько хозяйств за минувшие 6 лет приказали долго жить, сколько сотен тысяч людей пополнили армию безработных, как и понять, почему нынче "гуляет" более 30 миллионов гектаров сельхозугодий. Странное дело: население планеты, а значит, и число едоков неуклонно растет (к сведению, ежеминутно нас, землян, становится на 131 человека больше), а мы знай себе гоним и гоним за рубеж нефть и газ, истощая свои запасы, хотя при наших-то просторах и 10 процентах всей мировой пашни можно и надо бы стать крупнейшим экспортером продовольствия, потребность в котором с каждым годом будет неуклонно возрастать. АН нет, не экспортерами мы стали, а крупнейшими импортерами, поскольку до последнего времени страной руководили политические импотенты и вороватое жулье.

Кстати, пожалуй, я неправильно выразился, говоря о "гуляющих" гектарах- это было бы еще полбеды. Брошенная земля повсеместно зарастает чертополохом и лесом, и, чтобы вернуть ее в сельхозоборот, потребуются не только титанические усилия сотен специальных механизированных колонн, не только годы, но и миллиарды и миллиарды рублей. В частности, в моей родной Лебедянке фермерам-полеводам уже делать нечего - на бывших полях не нива Колосится, а голосит сурово настоящий лес. Наезжающие в эту глухомань шальные грибники не нарадуются на трофеи "тихой охоты". Особенно урожайны, рассказывают, березовые подлески...

Продолжение следует


Комментариев нет:

Отправить комментарий