суббота, 4 августа 2012 г.

ДИКОСТЬ (ЕДИНСТВО ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ: РОДОВЫХ ПОМЕСТИЙ И ЭЛЕКТРОННЫХ КОТТЕДЖЕЙ)


Продолжение .Начало здесь.
Главы и отрывки из книги

к.э.н. М.Ю. Павлова, доцента МГУ имени М.В. Ломоносова


Анастасия это не делает, но в то же время есть опасность, что найдутся читатели, которые будут «святее Папы римского» и могут призвать как можно скорее и любой ценой отречься от достижений цивилизации, от работы, от науки, тем самым уйдя от «Системы».
И вот тут мы и подходим к очень важному моменту – от работы нельзя сразу всем отказаться, но её, как и многие другие явления, доставшиеся нам в наследство от прошлого, можно использовать дополнительно во благо. Как?
Прежде всего зададимся вопросом: о чем же сегодня мечтает большинство людей? Для чего люди вообще работают? Что их заставляет? Собственно, тех, кто трудится ради самой работы, в мире мало. Специалисты по управлению утверждают, что людей, которые счастливы на своей службе, всего 5%. А 95% работают потому, что вынуждены. К сожалению, многие люди трудятся сегодня просто ради того, чтобы выжить. Но и те, кто может себе позволить большее, и те, кто довольствуется меньшим, мечтают, в общем-то, об одном и том же – об уровне достатка, позволяющем иметь собственное жилье, в идеале – свой дом. О квартире в городе обычно мечтают только потому, что, хотя она и хуже дома, но позволяет быть ближе к офисам, а, следовательно, получать доходы большие, чем при жизни за городом. Или хотя бы тратить меньше времени на поездки в офис. Давайте определим, так ли это.
Большие города – порождение индустриальной эпохи. Массовое производство продукции на фабриках и заводах требовало концентрации материалов и ресурсов, сосредоточения работников в одном месте. Поскольку материальные ресурсы и сырье транспортировать весьма непросто, легче переместить работников, которые были вынуждены собираться в соответствии с нуждами производства. Это все было в индустриальную эпоху. В XIX – первой половине XX века городское население росло очень высокими темпами. Но уже с 1950-х годов начался переход к «Третьей волне» по Э. Тоффлеру (другие учёные назвали это «постиндустриальным обществом», «экономикой знаний» и т.д.) – к индивидуализации производства, повышению доли нематериальной составляющей в готовой продукции, становлению «общества услуг», миниатюризации и даже «дематериализации» производства (это когда готовый продукт представляет собой нечто намного более ценное, чем материальный носитель, на котором он доставляется заказчику, как, например, компьютерные программы).
Самое главное в обществе «Третьей волны» – развитие информационно-коммуникационных технологий – сделает ненужной городскую сосредоточенность людей. Э. Тоффлер предложил идею «электронного коттеджа», т.е. жилища, расположенного на достаточном участке земли, во многом похожего на поселение «Первой волны» (аграрного общества), но в то же время отличающегося современным устройством, благодаря информационным коммуникациям, позволяющим людям осуществлять активную деятельность. В «электронном коттедже» можно как жить, так и успешно трудиться. Причем работа, по Тоффлеру, принципиально отличается от изнурительного, однообразного, отупляющего труда индустриального периода. Работа «Третьей волны» – это деятельность по созданию новых образцов, дизайна, разнообразная и полная возможностей для саморазвития. Это творчество!
Трудно даже представить силу мысли Э. Тоффлера. Ведь в 1980 году, когда вышла его книга «Третья волна», еще не было общедоступной мобильной связи, персональных компьютеров в современном понимании, а про Интернет знали лишь очень немногие специалисты. И даже тогда, согласно расчетам Тоффлера, идея «электронных коттеджей» для многих работников уже оправдывала себя. Руководители крупных корпораций подтвердили, что перенос значительной части рабочих мест в «электронные коттеджи» даже в то время был бы выгоден для всех. Мы не будем разбирать причины, по которым этого не произошло раньше. Но во многом современный экономический кризис возник из-за того, что такое переселение не было осуществлено в предыдущие годы.
На самом деле у выдающегося футуролога Э. Тоффлера, проникавшего мыслью сквозь столетия, скрыта еще одна мысль. Другие авторы привязывались к индустриальным, аграрным и прочим названиям конкретных исторических этапов. А деление на три волны, при котором третья на новом уровне воспроизводит первую, больше всего напоминает… правильно, историю человечества, рассказанную Анастасией. (1) Жизнь в родовых поместьях – (2) обезличенный, механистический, стандартизованный мир – (3) возврат к жизни в родовых поместьях на принципиально новом уровне.
А теперь вернемся в день сегодняшний. Высокоразвитые государства уже давно начали использовать преимущества общества «Третьей волны». С 1970-х годов в наиболее развитых странах стал происходить процесс «деурбанизации», т.е. переселения жителей крупных городов в пригороды. Вообще, для граждан таких стран уже давно более престижным считается жить за городом. А можно ли трудиться вдали от работодателя, например, дома? Уже сегодня существует и активно развивается обширная практика так называемого «аутсорсинга», т.е. передачи ряда функций, работ исполнителям, находящимся на расстоянии от офиса. Причем исполнителя и работодателя иногда отделяют не десятки, или даже сотни километров, а порой расстояния между целыми континентами. Так, например, фирмы США масштабно используют труд программистов из Индии. Метод аутсорсинга фактически приносит миллиардные обороты и считается одним из самых перспективных в мире.
Э. Тоффлер утверждает, что «Третья волна» переносит рабочие места не только с заводов и фабрик, но и из офисов в коттеджи. Офис индустриальной эпохи (возьмем для примера первую половину XX века) очень сильно отличался от современного. Раньше присутствие сотрудников на службе было необходимо для эффективной коммуникации и для работы с дорогой оргтехникой – например, та же печатная машинка была доступна не каждому клерку. Если кто-то звонил в контору, то нужного сотрудника легко было найти только при условии, что он был непосредственно на службе. Напротив, у современных работников «офис» оборудован не только в самой фирме, но есть еще и понятия «домашний офис», «мобильный офис» и т.д., и т.п. А зачем столько офисов? Зачем вообще оборудовать рабочее место в компании, если можно сделать это дома? Тем более, что у многих офисных работников рабочее место уже имеется дома. Что нужно подавляющему большинству таких людей? Стол, стул, компьютер с программным обеспечением, подключение к Интернету, телефон. В ряде случаев необходим принтер, реже – копир или сканер. У многих сотрудников все это имеется и дома, и на работе.
Сегодня все говорят об экономическом кризисе. Все старательно ищут, на чем бы сэкономить. Больше всего страдают наемные работники, хотя эксперты утверждают, что в современной «экономике, основанной на знаниях» человеческий капитал – главный вид капитала, а сотрудники – главная ценность. Работодатели увольняют сотрудников, хотя первое, с чего бы следовало начать – это сокращение офисных площадей за счет перевода людей на надомную работу. Сегодня экономика чудовищно неэффективна. Трудно представить себе, чтобы у индустриального рабочего было сразу 2 рабочих места. Это удвоенные расходы, необходимо двойное обновление оборудования, опять же оно места занимает вдвое больше… А парадокс наличия нескольких рабочих мест у одного офисного работника стал настолько привычным, что на него и внимания никто не обращает. Доходит до очень странных ситуаций, когда два сотрудника, находящиеся в одной и той же комнате, общаются между собой посредством компьютера, звонят по телефону, пишут друг другу СМС. Им и не нужно было приходить в офис, чтобы поддерживать отношения таким вот образом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий