суббота, 4 августа 2012 г.

КАК ЗАКОН О ЗЕМЛЕ ДЕЛАЕТ СТРАНУ ВЕЛИКОЙ 2


Продолжение.Начало здесь

Главы и отрывки из книги

к.э.н. М.Ю. Павлова, доцента МГУ имени М.В. Ломоносова

КАК ЗАКОН О ЗЕМЛЕ ДЕЛАЕТ СТРАНУ ВЕЛИКОЙ

Жила-была на свете одна страна, населяли её самые простые и обычные люди. И был принят в ней закон, по которому граждане могли получить от государства участок земли для строительства дома и для ведения хозяйства.
И стала эта страна сильнейшей в мире, а сельское хозяйство в ней приводилось в пример многим иным государствам и явилось ориентиром для их развития.
И не только сельское хозяйство, но и промышленность, транспорт, а со временем также наука и образование стали приводиться всему миру в пример и считаться образцом для подражания. И вышла эта держава в мировые лидеры, со временем став сильнейшей и влиятельнейшей.
Многие иные государства даже приняли её деньги в качестве всеобщих, язык её стал международным, а её ценности потеснили национальные в других государствах. Конечно же, эта страна – США.
Но США не всегда были великим государством. Еще в XIX веке Соединённые Штаты Америки являлись среднеразвитой страной с сырьевой экономикой. В чём-то ее экономика была даже похожа на современную российскую.
Господствовали тогда в хозяйстве США поставщики сырья. Правда, продавали они на экспорт не нефть и газ, как нынешняя Россия, а хлопок. В 1860 году хлопок-сырец составлял 57% американского экспорта, и давал его «Рабовладельческий Юг».
Имелся в США и «Промышленный Север», только он почему-то в экономике страны играл далеко не первые роли. Хотя и считался «Север» намного более прогрессивным, и, по идее, должен был бы вытеснить неэффективное и отсталое рабовладение, но пока не вытеснял. И США в то время являлись сырьевой базой для других, промышленно развитых стран. Рабовладельческие плантации, на которых выращивался хлопок-сырец – основная статья американского экспорта – занимали большие территории.
Очень прибыльным было возделывание хлопка. И поэтому земля стала основным ресурсом. Не только плантаторы-рабовладельцы, но и более-менее состоятельные люди старались заполучить как можно больше земли. В результате все угодья, пригодные для сельского хозяйства, попали в руки меньшей части населения. Остались без наделов простые люди.
Сложилась парадоксальная ситуация: в стране с огромной территорией им не хватало земли, поскольку бóльшая часть её находилась у крупных собственников. Далеко не каждый, даже очень работоспособный и предприимчивый американец, смог бы приобрести свой участок, достаточный для постройки дома и для ведения хозяйства. Спекулянты землёй заламывали слишком высокие цены.
Но простые граждане не сдавались и начали бороться за свои права на землю. Американцы считали, что каждый гражданин США имеет право на свой участок земли («public domain»). Боролись они долго и упорно, и в 1862 году, наконец, одержали победу – был принят так называемый «Хомстед-акт», согласно которому каждый гражданин США[4] мог получить из земель общественного фонда участок площадью до 160 акров (65 гектаров). Для этого достаточно было заплатить регистрационный сбор всего в 10 долларов, т.е. стоимость межевания, сама же земля давалась бесплатно.
В 1862 году новый президент США – знаменитый Авраам Линкольн, придя к власти, как раз и начал правление с принятия «Хомстед-акта». Закон вступил в силу 1 января 1863 года. Любой желающий поселенец, приступивший к обработке земли и начавший возводить на ней строения, получал бесплатно право собственности на эту землю по истечении 5 лет.
Участок мог быть приобретен в собственность и досрочно, при уплате 1,25 доллара за акр. Всего по «Хомстед-акту» в США было роздано около 2 миллионов хомстедов общей площадью около 285 миллионов акров (115 миллионов гектаров).
В русском языке «homestead» нередко звучит как «гомстед» вместо оригинального «хомстед» («хоумстед»), уводя дальше от первоначального значения этого слова. Слово «homestead» образовано от двух английских слов – «home» – дом и «stead» – усадьба, поместье. Т.е. буквально «хомстед» означает поместье, причём именно поместье-дом. «Дом» не как здание, а как домашнее место.
За хомстеды боролись и многие политики, и множество простых граждан. Идея эта активно продвигалась и «снизу» и «сверху».
Историки считают, что очень важную роль в борьбе за хомстеды сыграл поток телеграмм правительству, который направляли граждане США. Видимо, об этом знает и Анастасия. Поэтому в книгах В.Н. Мегре и предлагается направлять телеграммы правительству.
Но вернемся ко времени расцвета хомстедов. Начиная с 1863 года США совершили мощнейший рывок одновременно во многих сферах – промышленности, технологиях, экономике, транспорте, науке, образовании, сельском хозяйстве.
Позднее другой президент США – Джон Кеннеди очень точно описал ситуацию, когда в стране одновременно растут и процветают самые различные сферы: «прилив поднимает все лодки». Именно с 1863 года прилив в США начал «поднимать все лодки», в короткие сроки превратив страну в мирового лидера.
Были ли хомстеды фермами? Значительная их часть представляла собой небольшие семейные фермы, которые вели натуральное хозяйство. Многие хомстеды не производили товары (а без товаров нет и рынка, рыночной экономики).
Но хомстеды стали огромным шагом вперёд. Почему же так произошло? Почему все признают важную роль хомстедов в подъеме США и в превращении страны в мирового лидера?
По свидетельству историков, именно в 60-90-е годы XIX века «свободный» капитализм в США достиг своего наивысшего расцвета. Конец XIX – начало XX веков – это и время бурного развития американской промышленности. К началу XX века в США очень активно развиваются экономика и новые технологии.
Переселение на землю, натуральное хозяйство не затормозило развитие страны, а наоборот, дало мощнейший импульс её продвижению вперед во всех сферах.
По признанию исследователей, Акт о хомстедах явился одним из действительно эпохальных законов американской истории, который позволил со временем почти 1.500.000 семействам обрести чувство собственного достоинства, экономическую независимость и гордость от обладания участком земли и самодостаточного хозяйства[5].
Взявшиеся за поднятие богатейших земель прерий в 17 штатах Запада на пространстве около 285.000.000 акров полтора миллиона отважных и выносливых поселенцев в период после Гражданской войны способствовали энергичному развитию сельского хозяйства и промышленности, а также росту населения страны. Более того, Акт о хомстедах также мог улучшить положение индустриальных рабочих: «Высвобождая [действительно] незанятых работников, закон мог одновременно увеличить доходы тружеников на востоке [США] [12, 142].
Очень интересно, а как же обосновывали необходимость раздачи общественных земель политики. Призывая принять закон о хомстедах, один из конгрессменов говорил:
«Мы более не рассматриваем государственные земли в качестве источника пополнения казны и намерены получать гораздо большие дивиденды от тех, кто осядет на них, сделает их плодородными и приносящими доход»[6].
Гораций Грили (Greeley), горячо поддерживавший проект закона о хомстедах, видел, что этот законопроект играл ключевую роль в воплощении идеала свободного труда. «Стремительное открытие свободного от платы доступа ко всем землям Республики [США. – М.П.], а также адресованное каждому гражданину предложение помочь самому себе, трудясь на своем земельном участке – вот что откроет новую эпоху в истории человеческого труда», писала газета «Нью-Йорк Трибьюн» в период обсуждения Конгрессом США проекта закона о хомстедах[7].
Многие общественные и политические деятели США того времени считали, что если люди получат землю в собственность, к которой смогут приложить свой труд, то они не только накормят себя, но у них появятся ещё и излишки сельскохозяйственных продуктов. Продажа этих излишков позволит приобретать продукцию других производителей. В результате расширится производство и увеличится поступление налогов в казну.
Много лет боровшийся за принятие закона о хомстеде Галуша Гроу утверждал даже, что «Хомстед-акт» будет «способствовать величию и славе Республики, развитию элементов более высокой и лучшей цивилизации»[8].
«Хомстед-акт» оценивался прессой как одна из наиболее полезных и жизненно необходимых реформ за всю историю цивилизации.
«Нью-Йорк Трибюн» выражала надежду, что раздача хомстедов намного снизит число обездоленных и безработных в стране и приумножит число «независимых и самообеспечивающихся фермеров, обрабатывающих полученную навечно землю»[9].
Получение в полное и вечное владение заветного участка – землю жизненной мечты – давало людям надежду, что им удастся обрести экономическую независимость путем простого ухода на земли Запада, и тем самым миновать «прелести» смрадных городских трущоб, вызванных к жизни ходом капиталистической индустриализации.
Еще одна, и, вероятно, наиболее важная причина того, что производство, осуществлявшееся домохозяйствами на земельных участках, завоевало лидерство, заключается в его гибкости и приспосабливаемости к тяжелым внешним условиям. И «капиталистические» фермы, и «домашние» фермы – домохозяйства могут процветать в благоприятные времена. Но «капиталистическая» ферма может приносить прибыль и в неблагоприятные времена; если же она прибыли не приносит, то собственники прекращают ее существование и могут впоследствии вложить (реинвестировать) свои денежные средства куда-либо еще, в иные предприятия. «Домашняя» же ферма – домохозяйство – являет собой как способ получения прибыли, так и образ жизни. Члены семьи принимали большее личное участие в деятельности фермы, и им было легче снизить свое потребление и начать работать интенсивнее с целью обеспечить выживание своего предприятия, которое одновременно являлось их домом. Для выживания им не требовались годовые прибыли, а требовалось лишь только то, что достаточно для поддержания жизнедеятельности семьи и фермы. В такие времена владельцы «домашних» ферм – домохозяйств брали верх над фермерами-«капиталистами» (чьи предприятия были бизнесом, средством зарабатывания прибыли, но не были образом жизни), так как домохозяйства были лучше способны переносить невзгоды в неблагоприятные времена[10].
На протяжении многих лет борьбы за введение в действие закона о хомстедах Галуша А. Гроу  (Galusha A. Grow)  даже заявлял, что этот закон мог «способствовать возрастанию величия и славы Республики [США. – М.П.]» и «развивать составные части высшей и лучшей цивилизации [чем существовавшая в те времена. – М.П.][11].
Гораций Грили (Horace Greeley), ведущий издатель и редактор того времени, представлявший Республиканскую партию, писал в газете «Нью-Йорк Трибьюн», что закон о хомстедах воплощал собою «одну из самых благотворных и даже жизненно важных реформ, предпринятых когда-либо в истории и где-либо в мире – реформу, посредством которой рассчитывалось ощутимо уменьшить число обездоленных и праздношатателей и увеличить долю действенных, независимых, самодостаточных фермеров в стране, [закрепив этот результат] навеки [текст в квадратных скобках и курсив мой. – М.П.][12].
Один известный американский исследователь рассматриваемого нами вопроса сказал: «Сегодня многие историки рассматривают Акт о хомстедах как блистательный успех, укрепивший страну и обеспечивший многим американцам великие возможности»[13].
На заседании Конгресса США, когда отмечалось 100‑летие издания Акта о хомстедах, высказывалась мысль, что положительный и отрицательный опыт этого аграрного закона может быть полезным для стран, еще не решивших свой земельный вопрос.
О роли «Хомстед-акта» в истории США говорил сенатор из Небраски:
«По всей вероятности, ни один другой закон не способствовал в такой огромной степени становлению демократии в нашей стране. В результате проведения в жизнь этого акта нация получила возможность создать небольшие семейные фермы (64 га), которые в течение десятилетий являлись экономическим и общественным оплотом Америки»[14].
Иногда предпринимаются попытки объяснить лидерство США другими причинами.
Одни авторы пишут об уникальных особенностях законодательства США, в частности, о Конституции.
Но ведь эта Конституция и это законодательство не помешали огромным территориям США на протяжении 75 лет (т.е. трёх поколений людей) быть рабовладельческими – треть времени существования рабства приходится на действие Конституции. Так что не в ней дело.
Другие авторы говорят о богатых природных ресурсах, больших территориях.
Но ведь и страны Южной, да и Центральной Америки обладали и обладают большими территориями и богатыми природными ресурсами. Но вот только в них борьба за землю завершилась победой крупных латифундистов – собственников огромных плантаций.
Третьи авторы вспоминают о предприимчивости переселенцев, о духе предпринимательства и авантюризма. Тогда что же случилось с этим духом во всех других странах обоих американских континентов? Почему только одна страна сумела стать супердержавой?
Четвёртые пишут, что победил дух конкуренции, дух рыночной экономики. Но опять же – этот дух конкуренции и дух рыночной экономики почему-то десятки лет не мог обеспечить конкурентного превосходства промышленного (чисто конкурентного и рыночного) Севера над рабовладельческим Югом.
Северу удалось победить Юг только в открытом вооруженном столкновении, а не в конкурентной борьбе, не в состязании эффективности.
Пятые авторы утверждают, что успехам Америки способствовала, прежде всего, отмена рабства.
Но США – не единственный пример раздачи государственных земель гражданам и последующего расцвета соответствующего государства.
Еще римский император Юлий Цезарь распределил общественные земли, не находившиеся в частном владении, между 20 тысячами граждан, имеющих по трое и более детей (видимо, именно этот опыт и пытался повторить Президент РФ в 2008-12 гг. Д.А. Медведев[15]).
Юлий Цезарь также основывал новые колонии, расселив по заморским территориям около 80 тысяч граждан. Так же как и США, через несколько десятков лет (в I веке н.э.) после раздачи государственных земель Рим достиг наивысшего расцвета в своей долгой истории.
Небывало быстрый подъём США по времени происходит именно после принятия акта о хомстедах.
В США между 1860 и 1900 годами было запатентовано 676 тысяч изобретений.
К началу XX века Америка победила отсталость, перестала быть сырьевой державой и вышла на первое место по уровню промышленного и сельскохозяйственного производства. В результате США признают флагманом мировой промышленности. США становятся одним из мировых научных, образовательных, технологических и финансовых центров.
Одним из главных вопросов для любого общества всегда был вопрос собственности. По-настоящему принадлежит человеку собственность только одна – личная. Только она делает человека свободным в экономическом плане. И благодаря личной собственности мотивация к деятельности очень сильно возрастает. Именно это и было в США. Миллионы людей, у которых не было собственной земли, благодаря «Хомстед-акту» стали собственниками, стали хозяевами.
И эти хозяева почувствовали в себе уверенность в своих способностях. Они за считанные годы превратили собственную страну из среднеразрядной и даже отстающей, аграрной, сырьевой в одного из мировых лидеров в экономическом, технологическом, научном, образовательном и многих других отношениях.
Но почему же тогда США не стали страной родовых поместий? Потому что по своей сути «Хомстед-акт» был половинчатым – отчуждение земли, занятой под хомстеды, а значит и спекуляция ею запрещались только сроком на 5 лет. Позднее эта половинчатость «Хомстед-акта» привела к множеству негативных явлений в экономике, во многом инициировав и масштабный экономический кризис 1929-33 годов, названный «Великой депрессией».
Владельцы хомстедов начали закладывать землю, стали попадать под власть крупных банков и корпораций, перестали быть полноправными собственниками земли.
Вследствие неправильного ведения хозяйства – возделывания монокультуры – почва постепенно истощалась, и поселенцы не могли вернуть банкам кредиты, взятые под залог земли, которая постепенно стала вновь концентрироваться у крупных землевладельцев. Этот процесс, когда собственники земли превращались в арендаторов, а затем сгонялись со своих участков, довольно подробно описал известный американский писатель Джон Стейнбек в романе «Гроздья гнева».
Опыт хомстедов в своё время пытались использовать и другие страны. Так, в России столыпинская аграрная реформа была лишь грубой и не очень удачной попыткой скопировать американский «Хомстед-акт», заимствовав лишь его форму, а не суть.
Возникает вопрос: Анастасия скопировала положительный опыт США в становлении государства? И ответ. Проект Анастасии более многогранен, имеет мощнейшую идеологическую и философскую подоплёку.

Комментариев нет:

Отправить комментарий