вторник, 24 апреля 2012 г.

Задорнов ЖЖ;ОТКУДА ВСЁ-ТАКИ ЕСТЬ ПОШЛА И БУДЕТ ЗЕМЛЯ РУССКАЯ! ПОЧТИ СЧАСТЛИВАЯ КОНЦОВКА (HAPPYENDOVKA) 1



На прошлые посты были жалобы – «много буковок».
Верно. Не каждому сие дано.
Не попсу слушать!
Не Проститутку Кэт читать.
В этот раз буковок тьма-тьмущая. Для самых что ни на есть стойких!
Для тех, благодаря которым есть и будет земля русская!

Злыдней, троллей, а также норманистов – что, впрочем, одно и то же – прошу далее не читать.



- Знаете, Ватсон, как археологи узнают, на каких землях в древние времена жили славяне? Это очень любопытно! Если находят следы выращивания ржи или льна, значит, то были земли славянские или их предков. Так вот… судя по археологическим данным, предки славян – будем их называть праславяне – заселяли большую часть Европы уже в середине третьего тысячелетия до… нашей эры! Наверно, то было самое мирное и золотое время для коренных жителей Европы – землепашцев. Но постепенно стали набирать силу новые степные, кочевые племена. Они нарушили спокойствие золотого века праславян и стали их теснить понемногу с Дуная и предгорья Карпат к северу. Рабовладельческие цивилизации, такие как Греция, Персия, Египет, Финикия, вообще превратили юг Европы в сплошную мясорубку. Рим добрался со своими имперскими замашками и до севера! И начали славяне потихоньку приходить в движение, бросать исконные земли предков, расходиться… Кто на восток, кто ещё глубже на север от этой бессмысленной бойни.

Кстати, наши с вами шотландские предки, Ватсон, тоже в ту пору переселились на острова. Они тоже из праславян. Поклонялись богу Велесу. От его имени Уэллс. Бог скота – поэтому Скотлэнд.

Дело в том, что и у праславян, и у славян был серьёзный недостаток – они не признавали рабства. Об этом я Вам не раз говорил, Ватсон. И ещё: очень не любили воевать! Желали лишь одного – жить мирно, почитать своих богов, собирать урожаи, радоваться праздникам, которые всегда посвящали солнцу или другим явлениям природы. Даже одежды носили светлые, чтобы радостнее было жить, глядя друг на друга. Вот почему давным-давно, однако во времена вполне запамятные, переселилась часть славян на восточные земли, а потом ещё дальше на северо-восточные. Озёра, реки, леса… Кое-где леса спалили – получились поля. И стали жить-поживать, добра наживать, а земли те вскоре стали для них родными. Поскольку где человек трудится, там и его Родина. Однако вскоре «мясорубка» «прогрессивной части европейского человечества» стала подступать и к их новой Родине. Ближайших соседей, что сели ещё ранее на Днепре, обложили данью степняки-хазары. С севера и с запада тревожили германские племена. Нурманы, которые произошли от того же германского корня, всё чаще наведывались с грабежами. Неспокойно стало. Как Роду славянскому себя сохранить?

Главные вопросы решались у славян общим собранием. Происходило оно на городской площади, которая чаще всего называласькрасной, от слова «красная» в значении «светлая». Называлось такое собрание «Вече». То, что нынче в России называется Думой. Только в Думе депутаты без роду, без племени, а на Вече сходились мудрейшие от каждого рода. Разница, кстати, существенная: мудрейшие или выбранные по рекламе за деньги?

Сегодня считается, что демократия зародилась в Греции. Чушь, Ватсон! О какой демократии может идти речь в Греции, если там был рабовладельческий строй? Правом голоса обладали только имущие, у которых было достаточное состояние и количество рабов. Впрочем, и в наше время демократами себя называют лишь те, кто с деньгами и наверху у власти. А Рим? Их Сенат – пародия на демократию! Он состоял сплошь из казнокрадов. Нет, Ватсон, настоящая демократия в древние времена была только в Израиле – «Собрание судий», и у славян – «Вече».

Рассаживались на Вече по ступенькам на площади. Кто более уважаем, занимал ступени повыше. Такие назывались «оступенёнными». Потом слово облагородилось и стали говорить «остепенённый». Солиднее! Вот так простое слово «ступень» переродилось в гордый термин «степень».

Всё, казалось бы, шло хорошо. Однако лишь поначалу. Времена быстро менялись. Появились не только враги на границах славянского мира, но ещё и южные торгаши вкрались в неторопливую жизнь мирян-землепашцев. Там, где враг не пройдёт, торгаш всегда влезет. Соблазны оказались для славян страшнее вооружённых врагов. Кто-то быстро разбогател, продавая меха заезжим купцам. Кому-то выгодно удалось продать лён, зерно… Кто-то выстроил крутой терем. Кто-то сам стал купцом. Началось разделение по достатку. И воцарилось на Вече на долгие годы несогласие. Каждый «депутат» стал биться за свой род, за свою выгоду. Научились у южных торгашей. Не стало более порядка в «стране Гардариков».

Срочно надо было создавать войско-дружину. А как? Один род, тот, который ближе к границе жил, понимал, что надо в общую казну на содержание войска отдавать минимум десятину. А те, кто отселились от границ далее, их не поддерживали. Зачем? И так до них враг никогда не доберётся!

Князь, который руководил Вече, – как бы теперь сказали спикер парламента – был легендарный Гостомысл. Имя очень даже славянское. Княжеский род Гостомысла издревле славился гостеприимством и благожелательностью. Благодаря своему авторитету сдерживал он нередко «народных избранников» готовых пойти стенка на стенку. Слушались его. Доверяли. Не раз жизнь доказала, что его решения верные и дальновидные.

Понимал Гостомысл: если вовремя все не объединятся – никакое Вече впредь не спасёт. Ещё понимал, что сам не вечен. Стар стал, а власть передать некому. Было у Гостомысла четыре сына. Двое погибли в схватках с шайками хазарскими. Двое – в стычках с нурманами, когда последних изгоняли с Ладоги.

Нет больше наследников.

Правда, есть три дочери. У них сыновья. Власть должна была перейти, если не к сыновьям, то к внукам по старшинству. У старшей дочери сын был видный, не по годам развитый, богатырского телосложения. Звали его Вадим. Вот только отец, муж дочери, принял христианство и сына крестил. Не нравилось это Гостомыслу. В ту пору славяне христиан побаивались. Во-первых, христиане, которые до них добирались, были в основном люди торговые и пытались всё время обмануть. Во-вторых, ходили в чёрных одеждах, отчего глазу славянскому становилось, глядя на них, печально. А главное – всё время оскорбляли они славянских богов, превозносили своего. Славяне им не раз предлагали: зачем спорить? Раз вы поклоняетесь Христу, а живёте среди нас, поставьте и его с нашими богами на капище и почитайте, как мы своих. Сердились христианские купцы. Да как вы смеете? Наш должен один стоять! Ваши ему не ровня. Обижали такие слова славян. Как же при таких настроениях князем сделать христианина, который к тому же с торговыми людьми путаться начал? Не по душе это придётся народу. Другое дело – средняя дочь Умила… Правда, живёт не на родной земле, вдали от родительского дома, на не доступном врагам-германцам острове в Варяжском море. Зато, говорят, детей вырастила смелыми отважными бойцами, под стать их отцу – герою князю Годславу. Старшой Рарог вообще авторитетом стал даже среди варягов. Целую флотилию из лодий на острове создал. Дружину добрую собрал. За отца саксам отомстил. Не всем, конечно, а только тем конунгам, которые бесчестным путём выманили князя бодричей и казнили его на глазах защитников города для их устрашения. Сказывали, в бою этот Рарог был неуязвим, будто кто-то на него особый оберег наложил. Мечами с обеих рук владел. По слухам, волхв его ещё в детстве учил: ставил в лодку, сам стрелы в него пускал, мальчонка должен был от них уклониться и при этом, чтобы лодка не перевернулась. В дружину к Рарогу шли даже скандинавы. Называли его по-своему – Рюриком. Дисциплина в его дружине была отменной. Радовался Гостомысл таким слухам. Вот бы такого внучка заполучить. Он бы всех несогласных заставил объединиться. Пришёл бы с дружиной, приказал всем дружить, и все бы дружили. Торговых бы поприжал за год-два, собственное войско организовал, своих бойцов-варягов учителями сделал. Оружие, говорят, у него лучше скандинавского, хотя и в подражание выковано. Тогда бы нурманы на нашу землю точно соваться перестали. Да и хазары ещё бы сто раз подумали, прежде чем пытаться, как полян, данью обложить.

Вот только как остепенённых и народ убедить? И придумал Гостомысл такое, что может придумать только человек одарённый, причём именно славянского рода. Будто видел он сон! Из чрева его средней дочери Умилы вырастает великое державное дерево! Крона этого древа разрастается, наливается силой невиданной и становится неохватнее, чем у остальных древ в округе. Позвал волхвов, рассказал им о своём вещем сне. Те сразу поняли, к чему князь клонил. Доброе дело затеял! Соединить две ветви славянского рода: военную силу тех, кто «с заката», с трудягами «на восходе». Силища получится! Врагу так просто не одолеть.

Созвал Гостомысл Вече, рассказал о своём сне. Волхвы подтвердили: мол, действительно и они видели, что Гостомысл такой сон видел. Короче, удостоверили 
Продолжение следует 


!http://mzadornov.livejournal.com/63169.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий