понедельник, 9 ноября 2015 г.

Василий Песков о тяге животных к дому

Прихожанка из леса в доме Крикорянов
Василий Михайлович Песков (род. в 1930 г), советский писатель, фотокорреспондент, очеркист «Комсомольской правды», путешественник и ведущий телевизионной программы «В мире животных»

«МНОГОЕ позабылось, а все, что связано с интересом к животным, осталось, - пишет полковник запаса Владимир Владимирович Жуковский из Брестской области. - Служил я в Джамбуле. Это юг Казахстана. А наш старшина-сверхсрочник был голубятником, и я к нему частенько заглядывал. Он был этому рад - с удовольствием показывал свои сокровища. Собираясь в Саратов в отпуск, я попросил у старшины парочку голубей - племяннику в подарок. Он выбрал мне сильного сизаря и белую, как фарфоровую, голубку с темной меткой на шее. В посылочном ящике привез голубей я в деревню. Но до того как увидел их мой племянник, трехлетняя его сестренка сдвинула крышку ящика, и голуби улетели. Представляете мое горе? Вернувшись на службу, старшине - ни слова о происшедшем. А он вдруг сам меня спрашивает: «Ты чего же голубей не повез?» Я рассказал все, как было. И вижу, очень удивил старшину. Иди-ка, говорит, сюда. И показывает голубку с темной отметкой. Она! Подсчитали мы: от Саратова до Джамбула две с половиной тысячи километров. Если бы этот путь проделал тренированный голубь-почтарь, удивление было бы не таким. Но голубка была декоративной породы, а вот ухитрилась как-то найти дорогу домой».

О тяге животных к дому есть и еще письма. Вячеслав Дмитриевич Францкевич из Тульской области рассказывает: «Была у нас умница лошадь. Едешь домой в любое время суток, в любую погоду, за дорогой следить нужды не было - всегда безошибочно привозила прямо к воротам. Но получилось, пришлось нам лошадь продать. Вспоминали ее частенько, но все забывается. И вдруг поздней осенью слышим ржание. Выглянули - стоит у ворот наша кобылка. Завели ее, конечно, в сарай, накормили. Весь вечер только о ней и был разговор - сорок километров прошла! А через день явился хозяин - догадался, куда могла деться лошадь. Человек был он хороший. Всю скотину, и лошадь тоже, держал в порядке. Не от плохой жизни, а просто потому, что всем дорого родимое место, лошадь нас навестила».

И еще, к месту, письмо Дмитрия Ефимовича Москайкина из Клайпеды. Он пишет о двух утятах, выведенных из яиц дикой утки курицей. «Беспокоя наседку, утята все время искали воду - лезли в корыто, в лужи. Тогда мой приятель Сергей Ивашкин решил их побаловать настоящей водой - положил утят в карман пиджака и выпустил на озере в километре от нашей мордовской деревни Маскино. Утята начали резво плавать и скрылись в зарослях. Сергей подождал-подождал и махнул рукой - пусть живут, как хотят... Каково же было его удивленье, когда на другой день вечером возле дома появились утята. Квохтала наседка, увидев пропащих. Но еще больше «квохтали» люди. Километр - нешуточное расстояние для пятидневных утят, да и деревней надо было пройти несколько улиц, чтобы попасть домой. Природа задает нам много всяких загадок».
«Я ХОТЕЛ БЫ рассказать о тонкостях чувств у животных, - пишет Владислав Степанович Ерофеев из Астрахани. - У наших родственников в Ташкенте жила кошка по кличке Барыня. Удивительное было создание. Внимательные глаза, в повадках мягкость и деликатность. Но, главное, Барыня аккуратно пользовалась унитазом. Однажды мне захотелось увидеть, как справляет она нужду в обстановке, для кошек не приспособленной. Пришлось приоткрыть дверь. Увидев меня, кошка застыла в позе незавершенного движения с поднятой лапой. Она терпеливо ждала, когда же я догадаюсь о нежелательности постороннего при деле интимном. Я же решил подождать, что будет. И тогда кошка подняла на меня прекрасные свои глаза и просяще мяукнула. Я, пристыженный, закрыл дверь.

А еще один случай связан с осликом и собакой. Ослов в Средней Азии не жалеют. Посмотришь, на бедняге мешки поклажи, да еще и бабай сидит в тюбетейке. В этот раз ослик тянул в гору повозку с тяжелым грузом. Хозяин шел рядом, помахивал кнутиком, а следом бежал здоровенный дворовый пес. Возле пивного ларька хозяин остановился освежить душу, и ослик почувствовал передышку - устало опустил голову и закрыл глаза. Пес тоже было прилег, но, увидев, что хозяин скрылся в ларьке, подбежал и ласково несколько раз лизнул ослика в морду. На мой взгляд, собака понимала, как тяжело живется ее дворовому другу, и выражала ему сочувствие».

Привязанность животных друг к другу бывает порой удивительной. Вот что пишет нам в «Окно» из Израиля Галина Ивановна Погуляевская: «Детство мое прошло в Казахстане. Отец был лесничим, и природа с ранних лет вошла в мою душу. О многом хочется рассказать. Расскажу о дружбе кошки и голубя. Гулька жила у нас в доме и была баловнем - за столом имела свою тарелку, ходила и летала где ей хотелось. Иногда мы тайком всей семьей уходили гулять - Гулька непременно нас находила и садилась отцу на плечо.
И водой не разольешь - была у Гульки дружба с собакой Фридой и кошкой Муркой. Вот один эпизод этой дружбы. Однажды заметили: Гулька с серьезным видом носит со двора в дом веточки и соломинки. Проследили, куда и зачем носит, и сделали открытие: у Мурки за печкой появились котята, и Гулька строила им гнездо. Спать Гулька стала в этом семействе. Котята сосут Мурку, и тут же рядышком, прижавшись в кошке, спит Гулька.
  Как раз в это время отца из Карон-Карагая перевели в Зыряновск. Мы быстро уехали, забрав собаку и Гульку, а Мурку с котятами оставили на попечение семьи сторожа. В Зыряновске мы заметили: Гулька ищет своих друзей, даже характер от этой заботы переменился. Мы еще поговорили: не улетела бы... И она улетела! Из старого дома нам сообщили: Гулька на месте и по-прежнему не отходит от кошки с котятами. Вот такая история».

МАЛЕНЬКИЕ, но интересные деревенские наблюдения. «Мы плыли по пруду на маленьком боте, и вдруг ни с того ни с сего из воды в лодку стали прыгать рыбы (увесистые толстолобики). Сказка! Однако все объяснялось просто. С этого ботика рыбам давали корм. Прыгучие толстолобики к этому привыкли и, когда мы плыли, выражали свое нетерпенье». (Лычачин, г. Астрахань).
«Я полез в сорочье гнездо и обнаружил птенцов, обложенных перьями лука, надерганного на грядках садового участка. (Возможно, так птицы борются с насекомыми-паразитами в гнездах). Сорока сходила с ума, видя мое вторженье. Возможно, чтобы меня отвлечь, она стала остервенело дергать на грядке молодой лук. И, конечно, своего добилась - я оставил гнездо в покое». (Михаил Поган, Кишинев).

А теперь улыбнемся. «У животных тоже есть существа вороватые. Я долго наблюдал за двумя аистами. Один трудолюбиво носил для постройки гнезда палки и веточки, но стоило ему улететь за новым строительным материалом, как другой аист быстро вытаскивал ветку и прилаживал в своем гнезде. Когда трудолюбивая птица прилетала со строительным материалом, ленивый смиренно сидел на гнезде, ничем не выдавая свою вороватость». (Лев Иванович Рыжков, Липецк).
О своеобразной житейской борьбе с насекомыми рассказывает уже упомянутый нами Вячеслав Дмитриевич Францкевич: «В детстве я жил в бревенчатом нештукатуренном доме. Жилье хорошее, но больно уж удобное также и для клопов с тараканами. Как мы с ними боролись? Волосяными петлями я ловил пять-шесть синиц и выпускал их на вольную жизнь в избе. Лучших охотников за клопами и тараканами невозможно придумать! Всю зиму синицы жили в тепле, а весной мы своих благодетелей выпускали».
И случай особо веселый. Рассказывает Виктор Пургин (Москва). «Ловлю рыбу на правом берегу Волги. Левый берег крутой. Под ним тоже сидит рыбак. А наверху, над обрывом, сияет новый красный, как вареный рак, мотоцикл «Ява». Вдруг слышу, кто-то ревет. Оторвал глаза от воды и вижу уморительную картину. Перед «Явой» стоит разъяренный колхозный бык, принявший мотоцикл с никелированными «рогами» за бычка-соперника. Неподвижность противника бык принял за вызов и атаковал его всей своей мощью. Лязг железа, рев бугая. Пока парень взбирался вверх по обрыву, бык успел противника даже копытами потоптать. Кричу парню: «Все цело?» Он вместо ответа завел мотоцикл и на нем - за быком. Значит, цело...»

И ТЕПЕРЬ - о встречах с животными дикими. Екатерина Непомнящая из Минска, рассказывая о своем детстве, пишет: «Росли мы среди природы. Лазали в птичьи гнезда, ужей надевали на шею, как ожерелье, лягушек сажали в волосы вроде брошек. И был интересный случай. Первый раз в жизни в селе Дубовка я увидела книжный магазин и так увлеклась разглядыванием книжек, что не заметила, как подкрались зимние сумерки. А до дома - восемь километров. Не пошла - побежала! И вижу вдруг в темноте у дороги два тусклых огонька. Догадалась, что это волк. Что делать? А слышала от кого-то: надо лечь, не дышать. Я и легла. Зверь осторожно ко мне подошел, но не тронул, только поскреб лапами снег и помочился мне на ноги... Не помню, как дошла я до дома. Такого большого страха больше в жизни я не изведала».
И в заключение история уже не грустная. Среди читателей нашего «Окна» есть и швейцарцы, русские швейцарцы, живущие в деревушке над Женевским озером, - Татьяна и Сергей Крикорьяны. Вот что прислали они в копилку «Пишем, что наблюдаем...»
«Сперва это были короткие появления, как бы случайные заходы в дом на три-четыре секунды. Но в какой-то момент лиса решила, что наша берлога не хуже ее норы. Оставляли на пороге еду, и лиса ее уносила. Потом стала брать угощенье из рук. Однажды она решилась оглядеть комнаты. Дальше - больше, стала, как хозяйка, расхаживать по нашим коврам, самовольно таскать что ей вздумается со стола... Вот так и живем. В подтверждение нашей дружбы посылаем снимок. Наверное, его любопытно будет увидеть вашим читателям».
Вот и все на сегодня. Ждем новых писем с вашими наблюдениями.

В. ПЕСКОВ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий