пятница, 22 марта 2013 г.

ЖЖ ЗАДОРНОВ: БОЛЬШОЙ ТЕАТР – ПОРУГАННЫЙ ХРАМ?


В связи с последним скандалом, связанным с Большим театром, мне пришло много писем на почту. Я и сам давно хотел высказать свои мысли на эту тему. Я ведь видел несколько «свежих» постановок, после чего перестал ходить туда. Сердце кровью обливается, когда видишь, как унижается наше БОЛЬШОЕ искусство перед коммерсантами, бизнесменами и рейтингами.
Сегодняшнее руководство Большого – не люди искусства, это коммерсанты. Так же, как многие руководители медицинских учреждений. Одних не интересуют больные, другим безразлична интеллигентная публика. Кстати, даже буфет в Большом стал хуже, чем был в Советском Союзе. Понимаю, что не о буфете должна идти речь, но всё указывает на то, что владельцев интересует одно – прибыль. Спектакли стали продуктом, причём, зачастую продуктом грязным. Нечистая сила владеет сегодня нашей бывшей гордостью – Большим театром. Видимо, они были назначены сверху. Наш премьер не понимает того, что происходит, поскольку просто не понимает истинного искусства. Он замечательно разбирается в айпэдах и айфонах, в современных технологиях. Для него слово «бренд» гораздо важнее, чем истинное искусство и творчество. Он не может понять разницу между бизнесом и театром.
Как мы можем бороться? Хотя бы просто не ходить на отвратительные постановки, бойкотировать это «новое искусство». Стыдно. Очень стыдно.
Письма, которые мне пришли, написаны настоящими театралами. Многого в них описанного я не знал. Хочу поделиться с вами и размышлениями, и информацией.
Большой театр... Один из символов России. Русский балет и оперу смело выставляли "в витрину" - потому что артисты порой достигали большего, чем дипломаты. В начале XX века "Русские сезоны" пленили взыскательных французов - из холодной и неведомой страны, где, как думали многие буржуа, по улицам всё еще бродят медведи, предприимчивый Дягилев привёз парижанам чудо, поразившее многих и - не может быть! - даже повлиявшее на фасоны дамских шляпок, не говоря уже о европейских художниках и композиторах
.
В советское время народ мог гордиться Большим балетом не меньше, чем космосом и спортом. Большевики переняли традиции императорских училищ - профессиональному художественному образованию в России свыше трёхсот лет. Как шутят сами артисты - "больше, чем США как государству". Понимая, что яркие таланты могут сослужить неплохую службу образу страны, власти инициировали поиск одарённых детей по деревням и весям. Результаты не заставили себя долго ждать: "...а также в области балета мы впереди планеты всей".
В разгар холодной войны самые ярые критики не могли не признавать мастерства советских артистов, а солдаты с фронтов Второй Мировой присылали сотни тысяч писем великой Галине Улановой и с её именем шли на смерть. Сейчас немногие помнят об этом, не так ли?...
Потом всё изменилось. В эпоху дикого капитализма явно было не до того. Перед кем-то стоял вопрос элементарного выживания, кто-то занимался дележом свалившихся на голову народных богатств. Скореe, ненароком могла появиться мысль - а нужно ли оно нам? Когда у людей нет твёрдого "завтра", они не отдадут ребёнка в музыку или балет. Впоследствии демографическая дыра 90-ых ещё накроет театр, как и спорт. Но тогда, в конце 80-ых, молодые артисты уверенно встали в авангард, хотя часть из них и уехала за лучшей долей. Да и в публике недостатка не было - помимо "преданных театралов", которые всю жизнь приходили и будут приходить, зал исправно заполняли гости столицы со всей России и иностранные туристы.
Когда пал железный занавес, нам вдруг дали понять, что мы безнадёжно отстали от прогрессивного человечества. Так решили и театре, и бросились догонять. В моду вошёл "современный взгляд" на классические спектакли - вслед за драматическими коллективами, "новым прочтениям" предстояло появиться и в Большом. Позже публика даст своё название этому жанру – "РеЖОпера" (режиссёрская опера).
Впрочем, "пробное опускание" Большого (по меткому выражению одного из интернет-пользователей) состоялось не посредством переделки, а новым спектаклем. Укреплённый нефтедолларами, в марте 2005-го театр разродился премьерой оперы"Дети Розенталя" по либретто небезызвестного господина Сорокина. Один из его героев, кстати, уже сношал как-то женщину, покрытую картой России, через... Москву, а Большой театр лёгким росчерком пера был представлен как канализационный отстойник. Ну, кого же, как не его пригласить к сотрудничеству! Так и перевоплотились оперные певцы в проституток, бомжей и прочую колоритную публику площади Трёх вокзалов, с которыми самым тесным - во всех смыслах - образом общаются клоны пяти гениальных композиторов, погибающие в итоге смертью храбрых от рук сутенёра, опоившего их палёной водкой. Пока критики с чиновниками наперебой восхищаются "наконец-то прорвавшимся на академическую сцену экспериментом", зрители опять не подведут с дефиницией: "Экскрементальная опера".
Осенью 2006-го публику порадует осовременненный "Евгений Онегин" режиссёра Д. Чернякова (Чайковского и Пушкина припишем в скобочках мелким шрифтом). Главным героем этой постановки по праву является стол, вокруг которого то и дело собирается шумная толпа, чтобы устроить очередную попойку. На нём бьется в безумном припадке малахольная истеричка Татьяна; на него же картинно свалится ненароком пристреленный Онегиным Ленский - дуэль выкинута за ненадобностью. Вообще, вдохновенный юноша-поэт представлен здесь шутом гороховым, над которым все потешаются, а растрёпанная пьяная мамаша Ларина награждает оплеухой. Свою знаменитую арию "Куда, куда вы удалились, весны моей златые дни?" Ленский поёт рядом всё с тем же столом на фоне объедков и шныряющих с вениками уборщиц. Замечательная картина русской жизни! Британские критики были в восторге. А вот примадонна того, прежнего Большого, Галина Вишневская напишет в возмущении: "До конца своих дней я не избавлюсь от стыда за свое присутствие при публичном осквернении наших национальных святынь". Она откажется праздновать в родном театре свой 80-летний юбилей - и на тот вечер будет назначен внеочередной показ обновлённого шедевра.
Пока театралы возмущаются на кухнях, приходить в Большой становится модным - космические цены на хорошие места делают такое времяпровождение признаком статуса. Неважно, что показывают и как - зато можно в очередной раз бриллианты «выгулять», да и соседи будут соответствующие. Билеты по-прежнему всегда распроданы, хотя зал ко второму действию современных постановок заметно пустеет. Кто-то уходит, потому что больше не выдерживает, а кто-то просто не за тем пришёл: отметился - и в ресторан.
Квинтэссенцией "тусовки" стало открытие исторического здания после шестилетней реконструкции. Дмитрий Медведев торжественно объявил театр"национальным брeндом", а простой люд у телевизоров развлекли блеском драгоценностей на новорусской знати (о стоимости пропусков слагали легенды) и выписанными "из-за бугра" иностранными звёздами. Народ ответил на это новой присказкой: "Продай квартиру - купи билет в Большой!"
Реконструкция, кстати - это отдельная тема. Ей пусть занимается Счётная палата, которая уже выявила превышение сметы в 16 раз. А чему удивляться? На "национальном достоянии" может, ещё кто и постеснялся бы "бабки варить", а на "брeнде" – сам Бог велел. Так или иначе, театр открыли - и открыли новой РеЖОперой.
На сей раз освежили - а может, правильней сказать "освежевали"? - оперу "Руслан и Людмила". Про Пушкина лучше сразу забыть, потому что режиссёром стал тот же Д.Черняков (видимо, пришёлся ко двору). Да и композитор Михаил Глинка, к счастью, не знал, что под написанную им в середине ХIХ века музыку развернётся на главной сцене Большого театра бордель - с кривляющимися проституками и бандершей-Наиной; сады Черномора станут массажным салоном, где Людмилу будет развлекать гориллоподобный стриптизёр и бегающие по сцене голые тётки; да и Фарлаф тоже окажется не прочь "показать себя" - по ходу действия он раздевается на столе, обливаясь пивом. А волшебник Финн, появляющийся на сцене с сигаретой в зубах, выведет Людмилу из "очарованного сна" внутривенной инъекцией. При виде её конвульсий кто-то в зале насмешливо выкрикнул: "Что, передоз?" Особенно к месту после всего этого заключительный хор Михаила Глинки: "Слава великим богам! Слава Отчизне святой!"
В ответ на этот шедевр зрителями было предложено ввести понятие "Опера 18+".
Какой глубокий смысл закладывал в своё творение режиссёр? Может, просто хотел порадовать глаз бомонда привычными сценами их досуга? А что, кому-то наверняка понравилось. Реакция публики в очередной раз продемонстрировала уже ставшее привычным расслоение: крики "браво" из партера и "позор!" с верхних ярусов, куда теперь загнаны преданные театралы - на партер большинству из них по нынешним ценам не хватает.
Ну и пусть себе кричат, зато галочка поставлена, премьера состоялась, деньги освоены - всё как у людей! - можно отчитываться о новых достижениях. При этом, рапортуя об успехах на ниве искусства, про такие мелочи, как социальные гарантии для артистов и поиск талантливых детей, на котором держится непрерывность поколений в труппе, чиновники от культуры предпочитают не вспоминать.
Молодёжь у нас явно кому-то не угодила - и область культуры не стала исключением. Например, бравые генералы, честно трудясь на благо армии, уверенно выступили за предложение укомплектовывать её, в том числе, выпускниками хореографических училищ, которые до этого всегда освобождались от службы, поступая сразу после экзаменов на работу в театр. По словам профессионалов, год в сапогах для артиста балета - это конец карьеры. Также как и для музыканта, если ему вместо скрипки дать в руки лопату и отправить строить дачи тем самым генералам. Забривать решили всех. Вроде бы банальный дебилизм, но это тут же разорвало бы цепочку "обновления кадров".
Пока артисты взывали к разуму законодателей, начальство не торопилось с выводами. Может, рассчитывали, что, как уж повелось в России, опять женщины всё на себе вытянут? А что, тут и пригодились бы "некондиционные" девочки поздоровее - пусть носят миниатюрных! Но нет, вроде до откровенного абсурда не дошло.
Помимо этой гениальной инициативы, в какой-то момент в угоду нашим западным "учителям" было решено реформировать саму систему художественного образования - ту самую, которая "старше, чем США как государство" - то есть, подогнать её под "демократические" стандарты. Так, раннее начало (для профессиональной карьеры это обязательное условие) приравнивается к насилию над детьми, конкурсный отбор тоже нужно отменить - ведь отказ в приёме или отчисление могут стать причиной комплекса неполноценности; кроме того, педагогам должно быть запрещено прикасаться к ученикам (а это в музыке и балете необходимо). Под каким предлогом, угадайте с трёх раз? Естественно, это же может быть воспринято как сексуальные домогательства! То есть стриптиз в опере - это нормально и приветствуется, а положение плеча ребёнку поправить – низззя! Хотя казалось бы, чего бояться - им же всё равно скоро это на сцене изображать под аплодисменты критиков и одобрительное зевание "новой публики"?.. Лишь общими усилиями некоторых деятелей культуры, которые не побоялись открыто высказаться, проект удалось отменить.
Естественно, чтобы показать, какое у нас "блестящее настоящее", надо привычно плюнуть в прошлое. Вторя западным экспертам, "продвинутые" критики, хором с оборзевшими русофобами, кинулись представлять живших в советское время мастеров "прислужниками режима", а созданные тогда спектакли - идеологически вредными и пропагандирующими тоталитаризм. По этой логике, балет Ю.Григоровича "Спартак", например, однозначно надо снять с репертуара: в нашем свободном обществе бордель на сцене - это актуально, отражает реальность, а восстание рабов - нехорошо, ибо прославляет коммунистические идеи.
Неудивительно, что при таком "художественном курсе" Большой театр постепенно теряет ореол сакральности. Да и как может быть сакральным "брeнд"?.. Поэтому пресса наваривается на нём по полной - в лучших традициях шоу-бизнеса. Кроме того, столько грязи было вылито на театр по самым разным поводам, что любые реплики "изнутри" уже привычно трактуются ловкими журналистами как "проявление межклановой борьбы" и используются для разжигания всё новых скандалов. Ничего личного, только бизнес... Поэтому понятно, что немногие решаются открыто выступать против "заданного направления". Мало того, что это может стать причиной репрессий, от которых не защитят ни награды, ни звания - так ещё и вызвать очередной поток помоев в свободной от всего (в первую очередь, от совести) печати.
Последний случай, совсем уже дикий - может, хоть здесь стоило бы задуматься? Но и это стало "выгодным дельцем". Официальные лица решили поиграть в Шерлоков Холмсов, озвучив некие намёки - и пресса, почуяв тошнотворно-сладостный аромат внутритеатральных интриг, радостно подхватывает инициативу. Вот уже издания пестрят громкими заголовками, привлекая внимание публики именами известных артистов - теперь в криминальном контексте; строятся и обрастают додуманными деталями сотни версий, вытаскивается наружу всё имеющееся в наличии грязное бельё, заново смакуются подробности самых громких и грязных историй, а под видом новой информации перепечатываются сплетни и слухи... и это мгновенно тиражируется СМИ всего мира, в очередной раз с готовностью выставляющих Россию страной диких варваров, а Большой театр – скопищем интриганов и негодяев.
Так и хочется сказать: «Люди, очнитесь!» Это же был храм - освящённый поколениями служивших там гениальных людей, наполненный светом их таланта, укреплённый адским трудом, омытый слезами отчаяния и восторга... Никому в голову не могло прийти делать рейтинг на храме!!! Но последние 20 лет то ли чьими-то целенаправленными усилиями, то ли смесью глупости, разгильдяйства, алчности и холуйства, а быть может, ужасающе действенным сочетанием всего этого - храм постепенно превращается даже не в "брeнд", а в "продакшн". И если "бренд" ещё стараются хоть как-то защитить, чтобы не потерять лицо - то на "продакшне" каждый зарабатывает, как хочет.
В советское время, когда Большой театр выезжал на гастроли, в зарубежной прессе писали о гениальных солистах, о великих педагогах, о блистательной школе, о мастерах высочайшего класса… А сейчас? Интриги, скандалы, расследования… Осталось только перевести на английский анекдот из российской прессы: Большой театр приехал на гастроли в Чикаго. Чикагская мафия в ужасе покинула город. В наших СМИ сейчас муссируются скандалы, это значит, что готовят снятие кого-то из воров-хозяев этого нечистоплотного на сей день искусства. Будут хвастаться: «Вот мы сняли!» Как с Сердюковым. Не хвастаться надо, что сняли, а извиниться всенародно за то, что назначили! За позор.
Немного о реконструкции (факты из писем):
Есть подозрения, что исчезла большая часть оригинального декора. Деревянный узор на ложах, покрытый сусальным золотом во многих местах заменили на имитацию. Директор ГАБТа А.Иксанов сам факт наличия имитации в конце концов признал, но в интервью журналу "Сноб" от 5 февраля 2013 (http://solarcoast.livejournal.com/109317.html) он говорит, что это "специальное резонансное папье-маше", как якобы и было при царе. Возникает вопрос - на резные украшения с золотом это "резонансное папье-маше" большевики заменили, что ли? Верится с трудом. Антикварные бронзовые светильники с хрусталём, а также бронзовые дверные ручки царских времён поменяли на заново отлитые (где оригинал - история умалчивает), а вместо хрусталя - стекло. Кресла в зрительном зале раньше были из красного дерева, а теперь тоже подделка.
Просчёты в планировке. Это намного важнее, чем декор – потому что напрямую мешает работе. И если декор можно поменять или доделать, то вот с этим артистам придётся жить:
1) Практически все гримёрки получились без окон (раньше они были с окнами, а теперь окна в коридоре - просто стенку не там поставили).
2) Из трёх надземных этажей сделали четыре (в том же общем объеме), чтобы увеличить площадь, но в результате получились очень низкие потолки. И если в гримёрках из-за этого просто душно (там ведь к тому же нет окон), то в двух балетных залах из трёх теперь нельзя поднять балерину (!) и даже просто высоко прыгнуть.
Дирекция утверждает, что эти залы для дуэтных репетиций и не предназначены – один отведён мимансу (по версии оппонентов, был отдaн под миманс, так как для балетных репетиций оказался непригоден), а в другом проводится исключительно утренний "класс" (групповой урок с педагогом - по сути, разминка). Это глупость, потому что после "класса" как раз и следуют всевозможные репетиции - в тех же самых залах.
3)Раньше балетных залов было четыре – два из них переделали в один, якобы максимально приближенный по условиям к сцене. Но есть несколько моментов:
а) Сцена в театре сделана с "покатом" (то есть, с наклоном). Так вот, градус поката пола в зале не равен градусу поката на сцене. Сочли незначительным, наверное, но это очень важно. Кроме того, покат в зале начинается прямо от стены, то есть, пол наклонный и непосредственно под балетным станком - а это абсурд, он там должен быть горизонтальным.
б) В потолке огромное окно: по словам танцовщиков, такое преломление света очень мешает при вращениях. Теперь его закрыли тентами, но зачем делали?..
в) Под потолком зала сходятся трубы вентиляционной системы, которые всё время гудят. Им вторят громко жужжащие лампы; мелочь, вроде бы, но репетиции длятся порой по несколько часов - и под музыку, к тому же. Всё вместе очень утомляет.
г) Так как зал расположен прямо под крышей, то потолок скошенный, поэтому поднять танцовщицу и там можно только посередине - то есть, длинные "диагонали" репетировать нельзя. Вот такая копия сцены.
Раньше, напомню, было на этаж меньше, и проблемы с высотой потолков не существовало. Об этом просто не подумали.
Один зал, равный по площади сцене, в Большом всегда был - т.н. "верхняя сцена". Зачем понадобился второй, в котором всё равно нельзя проводить полноценные сценические репетиции - непонятно.
4) На сцене есть неровности, куда артисты не должны наступать, чтобы не получить травму.
5) В рабочей зоне практически везде в коридорах лежит кафель - в том числе там, где балетные разминаются и "распрыгиваются" во время спектакля между выходами (до тренировочных залов, на которые в ответ на эту претензию кивает руководство, бежать слишком далеко - за короткую паузу не успеть). Разминаются они, в основном, сидя на полу, но кафель холодный, а мышцам нужно тепло (как в спорте). Теперь кафель закрыли коврами, но прыгать там всё равно нельзя, потому что он не амортизирует и скользит - это грозит травмами.
Раньше везде лежал дубовый паркет (тоже антикварный). Куда делся паркет? Версия администрации - убрали согласно правилам противопожарной безопасности.
Отдельные вопросы вызывает акустика. Спектакли теперь проходят с ПОДЗВУЧКОЙ (!), чего до этого никогда не было, и в нормальном оперно-балетном театре быть не должно. Если зал сделан правильно, то микрофоны нужны только во время трансляций или записи.
Вот некоторые документы, можете прочесть и сделать свои выводы.
Открытое письмо президенту театралов, у которых болит душа за театр (идет сбор подписей):
http://stepan-stepanov.livejournal.com/3514.html
Письмо Галины Вишневской директору Большого театра и его ответ:
http://www.rg.ru/2006/09/07/vishnevskaya.html
Видео о «бесчинствах» в постановках:
http://www.youtube.com/watch?v=SBaqqTNlt2A
http://www.youtube.com/watch?v=87HJBIeS9NE
http://www.youtube.com/watch?v=VzIwg75rPLc
http://video.mail.ru/mail/geaucha/267/397.html
О политике с юмором!
Открытое письмо деятелей искусства:
http://argumenti.ru/education/n279/96471
А сейчас хочу предложить вам интервью с замечательной актрисой Верой Васильевой. По вашим многочисленным просьбам мы теперь будем снимать для моего ютуб-канала такие интервью с людьми, которыми может гордиться Россия. Делали просто, без спецэффектов и «слёзовыбивательного» закадрового текста, как принято у телепродюсеров. Просто человек, камера и … мудрость!
Вера Васильева на Задор ТВ:



Комментариев нет:

Отправить комментарий