пятница, 22 июня 2012 г.

Четыре года в поместье :практика СФО (семейная форма образования):


Практика СФО (семейная форма образования)
Нельзя бояться! Если ты боишься и отступаешь от своей мечты, - твои сомнения выходят на первый план…
Мама (Ольга): о форме семейного образования мы узнали еще на конференциях читателей ЗКР в Геленджике. Потом, когда мы переехали в «Заветное» Владимирской области в 2006 году, мы убедились в этом на примере соседской семьи. Меня очень устроило определение семейного образования, когда семья сама отвечает за обучение ребенка. К  тому времени я понимала, что за моего ребенка никто не несет ответственности кроме нас с мужем. Так как моя сестра работала в школе логопедом, она узнала, что семейное образование записано в Уставе школы. Мы пошли в школу не в семь лет, а в восемь лет специально, – нам нужно было дождаться  конкретного педагога. Учительница испугалась, а директор меня воспринял очень негативно…
Это был первый случай в их жизни.
А я не обижалась, лишь бы оформили семейное обучение. По жизни я пришла к выводу, что нельзя бояться. Если ты боишься и отступаешь от своей мечты, – твои сомнения выходят на первый план.
Но если ты уверено идешь по своим планам, то все легко выстраивается. В сентябре мы уезжаем на конференцию в Геленджик, а в октябре, когда все уже учатся, – сестра мне сообщает, что наше заявление на семейную форму образования подписано! Мы открыли счет, и я, как мама стала получать зарплату.
С учителем мы выработали свой график обучения. Сейчас существует прогрессивное течение, которое можно охарактеризовать фразой, – «научить ребенка учиться», и не только ребенка. Мы дали своему ребенку полную свободу, на полном доверии. Мы не заставляем ее делать уроки, она сама их как-то делает. Заставлять – все это из какой-то другой жизни!
В первом классе мы еще жили в Москве и один раз в неделю ездили на два урока по сорок пять минут. Со второго класса мы ездили заниматься с учителем раз в месяц. Еще в первом классе учительница заметила, что она самая светлая голова в классе, – «Если бы вы на нее надавили, она была бы круглой отличницей». Но мы со своей стороны давить на ребенка не хотели.
Папа (Алексей): самое главное, что она сама справляется с уроками. В Москве эта форма образования функционирует с 1992 года. Двадцать процентов обучающихся на домашнем, семейном обучении и экстернате, – это не мало. Одна пятая часть!
Мама (Ольга): Интересно, что в разных школах Москвы дотационная выплата на ребенка разная. В бюджете школы заложено на каждого ребенка определенная сумма денег в месяц. Вот в нашей школе, куда ребенок прикреплен, пять тысяч в месяц. Соответственно, где дороже, там и спрос больше, там программы тяжелее. Там могут обязать постоянно приходить на контроль. На конференции было сказано, что ребенок минимум один раз (или другое количество по договоренности) в год должен посетить школу, сдать все и получить задание на следующий год.
Дочка в какой-то период загорелась математикой, потом, вдруг, она с охотой стала заниматься чтением. С нашей стороны нет никакого давления. Мы в ней культивируем самостоятельность. Учитель тоже учится общению с ребенком. Как-то она пыталась надавить на нас, на наше сознание. Но в последнее время она даже не просит нас приезжать с ребенком. Я не заставляю ребенка решать, только если она просит ей помочь: полное доверие.  Это ее пространство, и я его не нарушаю. Никогда я не буду принудительно проверять тетрадки, дневники, или еще что-то. Мы дневник увидели только в конце четвертого класса…
Папа (Алексей): мы очень рады тому, что наш ребенок получает то, что мы не получили в детстве. Я вспоминаю, как меня заставляли учить, или Олю папа. Я не хочу, чтобы это переходило моим детям. Бывает когда хочется поругать или покритиковать ребенка, но понимаешь, что что-то не то делаешь, и просто в сторону отходишь.
Аня (сестра Ольги, логопед): в этой школе сейчас уже шесть человек на семейном обучении. После нас появились еще желающие. Но, видимо, мы не проблемные, у нас Алена хорошо знает предмет, и поэтому начинаются притеснения… Система диктует думать так, что все считают, будто мы «покупаем» оценки. Когда Алена приехала на очередную проверку, ей дали сразу две контрольные, она их написала, а директор говорит, мол, знаем, как вы их написали. Сама учительница удивляется, что Алена написала контрольную работу, так как обычно к ней готовятся за неделю. А мы с чистого листа. Мы просто учимся, – приехали показать домашние задания, а тут контрольная…
Меня как-то спросили, а что, у вас ребенок «больной», что вы так учитесь? Я ответила, что аристократы учились всегда индивидуально. У нас ребенок знает каждую тему. Это не двадцать человек в классе, где один – знает, другой – не знает. У нас ребенок готов ко всему!
После первого года обучения сама учительница удивилась, что за семьдесят часов мы прошли весь первый класс, и ребенок все понял. То есть, у самой учительницы системы открылись глаза, что, оказывается, можно учиться всего сорок пять минут в неделю и хорошо усвоить предмет. После этого наша учительница стала более уверенная.
При этом ребенок записан в журнале, заведено личное дело в школе, он свободно пользуется библиотекой, учебниками. Все что необходимо, у ребенка есть. Просто ребенок не ходит в школу.
Когда мы отказывались от прививок, меня пугали, что ребенок может умереть. А я спрашивала, а что если ребенку сделают прививку и он умрет, – кто будет отвечать? Врач растерялся. Я, если сделаю прививку, буду отвечать, и если не сделаю, буду тоже отвечать. Я выбираю – «прививку не делать»! И здесь мне как раз подходит то, что я выбираю семейную форму обучения!
А когда мне был задан вопрос, что мы хотим от государства иметь деньги, я ответила, что это мое законное право. Почему школы не хотят связываться с СФО, – им приходится больше оформлять бумаг. Поэтому даже Ольге платят зарплату раз в три месяца, по обоюдной с ней договоренности.
Сейчас московских учителей не интересуют сами знания, а интересует выполнение методики преподавания. Поэтому у одной многодетной мамочки, которая по старинке обучала детей читать побуквенно, а не послогово, в школе возникли проблемы. Главное, чтоб ребенок знал «три плюс два». А здесь придираются к методике, и пытаются принудить перевести деток на обучение в школе. Причем в школе не имеют права – если Алена, например, не будет успевать – обязать ходить ее в школу. В таком случае они ребенка просто не аттестовывают.
«Труд», «физкультура», «рисование», «музыка», от этого вообще можно отказаться. Для этого пишется заявление. Физкультура – это, прежде всего, здоровье. А она у нас с мая по ноябрь в проруби купается! И когда Алена принесла ей свои вышивки, учительница не поверила, что это Алена сама вышила.
Все-таки, я, как педагог, считаю и уже из личного опыта это доказано, что в школу надо идти только «на учителя»! На хорошего учителя. Ни в коем случае нельзя идти «на программу». Лучше, если в школе есть традиционная программа обучения. Как психолог, я скажу, что дети наши не готовы к этим новомодным программам, потому что они не оправдывают себя в плане образования, они отупляют. Потому что традиционная программа подразумевает под собой: чтение – это Пушкин, Лермонтов. Та же программа «2100», там чтение и художественная литература – это тролли какие-то, уродцы.
Если родители могут выбрать себе обучающую программу, то это должна быть только – традиционная программа и «отношение» учителя. Недаром один педагог сказал, чтобы мы искали учебники шестидесятых годов. Это самые оптимальные учебники. Дети будут знать все в идеале. Там написано настолько легким и простым языком, что детям понятно. У нас Алена сама выбирает книги для чтения. С учителем она разговаривает на равных, а не стоит по стойке смирно. У других же детей – ступор.
СФО очень подходит для медлительных деток. Их нельзя посадить в социальную среду, где учитель быстро все проговорил. Таким детям нужен контакт «глаза в глаза». Был пример, одного мальчика я помогла перевести на семейную форму обучения. После этого у него стала «твердая» четверка по русскому языку. Но это не каждый родитель сможет взять на себя ответственность.
Сейчас очень строгие правила проверки учителей, в школу ходит комиссия. И учителя требуют от детей так записать условия задачи, как им это объяснили в школе. Если ребенок знает еще какое-то решение, это может засчитаться за ошибку! А сейчас стоит вопрос, что уже с первого класса в программу введут компьютеры! Учителя все в шоке, потому что они понимают, что наши дети разучатся писать. Причем, все понимают, что даже система энергообеспечения может не выдержать такой сетевой нагрузки…

Комментариев нет:

Отправить комментарий