вторник, 31 января 2012 г.

Девятая книга. Поселенские истории


Зимние вечера – самое прекрасное и интересное время в поселении. Всё, что не доделал с осени либо доделано, либо оставлено до лучших времён, наступает время раздумий, воспоминаний и всего, что только душе угодно… 

Как-то в сентябре обнаружил, что заголосила молодая козочка. Бывает, когда коза в охоту приходит, громко оповещает она мир о том, что готова к встрече с партнёром, проще говоря – с козлом, для продления своего козьего рода. Я от этой козочки как раз собирался приплод получить, с последующим за ним вкуснючим козьим молочком, конечно. 

День в календаре отметил, через восемнадцать – двадцать дней по козьему обычаю должна была эта козочка снова в охоту войти. Надо заметить, что коз я держу недавно и этот процесс, когда коза в охоте встречается с козлом, (а он, как и положено символу плодовитости, в охоте всегда) должен был наблюдать впервые. 

Через восемнадцать дней, как и положено, Эля (так звали козочку) снова заголосила. Я освободил вольер от остальных коз и перевел к Эле молодого козла, которого зовут Ювиком. 
Ювик, впервые с достижения половозрелого возраста допущенный к козе, рьяно взялся за дело. В результате эта пара стала носиться по вольеру друг за другом, то есть Ювик за Элей. Всё сопровождалось тем же истошным блеянием Эли, которое я совсем недавно принимал за признак её охоты. Минут через пятнадцать в это блеяние стали включаться нотки подвывания. Штурм Ювика захлебнулся, потерял напор и превратился в позиционное противостояние с громкими жалобами Эли на чересчур назойливого кавалера, нерадивого хозяина и ещё коза её знает на что. 
Весь процесс явно пошёл как-то не так. Козлика пришлось отсадить назад в его клеть, а Эля, как ни в чём не бывало, продолжила петь свою козью песню. Понять бы ещё о чём. 

Где-то к вечеру, жена, узнав о моих мытарствах и полазив по интернету, выдала информацию, что иногда козочки, которых покрывают впервые, ведут себя не вполне адекватно, и хозяевам приходится принимать деятельное участие в процессе. Увидев моё вытянувшееся лицо, поспешила добавить, что иногда козоводам приходится держать молодых козочек, подкладывать им под живот что-то, чтобы они не приседали, и даже задирать вверх хвостик, чтоб они не мешали козлу делать его благое дело. 

Дальше была, что называется, картина маслом. Я, ощущая себя полным идиотом, удерживаю Эльку, лежащую пузом на пластиковой двадцатилитровой канистре в положении «мордой в угол», и одновременно задираю рукой ей хвост. 
«Предатель!» - читалось в Элькином взгляде. 
Ювик подошёл, обнюхал козу, заявил, что такое дело – ниже его достоинства, отвернулся и отошёл. Мои попытки привлечь его внимание к смирной козе в позе «на канистре» успехом не увенчались. Одно радовало - после этой процедуры, порядочно помятая за день Эля наконец замолчала. 

На следующее утро, ещё не заходя в козий загон, обратил внимание на необычную картину: Элька стояла молча, но вид у неё был какой-то… торжественный! 
Она вообще приветливая, улыбчивая коза, на её мордочке часто я вижу выражение радости, удовольствия, но тут – это был другой случай. Она вся будто светилась, на неё любоваться хотелось! 
В это время Ювик… Было похоже, что здоровенный козёл решил просочиться в щели между досок своей клети. Он «буксовал» копытами, но не оставлял попыток вырваться наружу с выражением какой-то отчаянной решимости на морде. 
Когда они встретились – это был всплеск козячьей нежности. Ювик с абсолютно глупейшим выражением на морде, с вываленным наружу языком что-то бормотал Эльке, деликатно подталкивая её носом, а та, вся лучась от счастья, благосклонно и грациозно принимала ухаживания кавалера. Через небольшое время козёл заскочил на козочку – секунды три прошло, и спрыгнул обратно. 
«Не понял… Что, опять не получилось? Может, козёл молодой, неопытный» - подумал я. 
А сладкая парочка продолжала свои игры. Козёл рассыпался в комплиментах, нежно трогал, аккуратно пощипывал свою пассию, а та, млея, восторженно принимала знаки внимания. 
Снова садка – три секунды… 
«ЧТО, И ЭТО ВСЁ?!!!» 

Вечером история повторилась, а на следующее утро Эля снова не подпускала к себе кавалера. Такая вот она, козлячья доля… 

Через несколько дней вдруг заголосила старшая коза. 
Ну, так бывает у коз… наверное… 
Насмотрелась на то, как младшая с кавалером миловалась и тоже… 
В это время у нас соседка в гостях была и попросилась посмотреть, как процесс этот у коз происходит. 

Я в этот раз удивлялся уже меньше. Всё тот же глупый вид у козла, высунутый язык, грациозное, я бы сказал, женственное поведение козы, садка, три секунды, всё. 

- Она не покрылась. - голос соседки. 
- ???!!! 
- Ну что удивляешься? Не видишь, что ли? Не покрылась она. 
- А-а-а-э-э? М-м-м… Вообще, если честно, то не вижу… А по каким признакам, ты, собственно… 
- По каким, по каким… по таким. Не покрылась она. 
- Не, ну…, девочкам, как говорится, виднее. 

В это время козёл делает вторую садку. 

- Вот теперь всё в порядке, теперь покрылась. 
-!!!! 

Вот такhttp://forum.anastasia.ru/topic_27875_90.html.

Комментариев нет:

Отправить комментарий